.RU

Глава 10^ НЕКОТОРЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И ШКОЛЫ - Учебное пособие для cтудентов старших курсов и аспирантов. Тверь: Тверской...


Глава 10


^ НЕКОТОРЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И ШКОЛЫ


В ЯЗЫКОЗНАНИИ ПОСЛЕДНИХ ДЕСЯТИЛЕТИЙ

20 в.


Литература: Звегинцев, В.А. Очерки по истории

языкознания XIX--XX веков в очерках и извлечениях. Часть 1. М., 1963; Алпатов,

В.М. История лингвистических учений. М., 1998; Березин, Ф.М. История лингвистических

учений. М., 1975; Кондрашов, Н.А. История лингвистических учений. М., 1979;

Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990 [переиздание: Большой

энциклопедический словарь: Языкознание. М., 1998] (Статьи: Европейская

языковедческая традиция. Социологическое направление в языкознании. Сравнительно-историческое

языкознание. Генеративная лингвистика. Глубинная структура. Психолингвистика.

Нейролингвистика. Социолингвистика. Этнолингвистика. Неогумбольдтианство.

Философия языка. Прагматика. Семантика. Математическая лингвистика. Прикладная

лингвистика.)


^ 10.1. Генеративное (порождающее)

языкознание


В языкознании второй половины 20 в. появление

генеративной лингвистики ознаменовало начало новой эпохи в науке о языке.

Генеративная лингвистика как одна из ветвей формального направления в языкознании

возникла на основе идей Ноама Хомского / Чомского, которые впервые были

высказаны им в получившей мировую известность работе "Синтаксические структуры"

(1957) и многократно модифицировались самим автором. ЕЈ создание явилось

реакцией на бихевиористски ориентированные, эмпирические по своей сущности

и таксономические по своей цели методы дистрибуционного анализа (на фонологическом

и морфологическом уровнях) и анализа по непосредственно составляющим (на

синтаксическом уровне), ориентированные на изучение уже данных, готовых,

статичных цепочек языковых элементов и выявление в них инвариантных единиц

(фонемы, морфемы, синтаксические конструкции) и их классов. Теперь же во

главу угла были выдвинуты принципы динамизма, дедуктивного конструктивизма

и рационализма (в духе Г. Лейбница и Р. Декарта). Главной единицей языка

была провозглашена не фонема или морфема, а предложение, рассматриваемое

с точки зрения процессов его порождения из элементарных абстрактных единиц

на основе строгих правил вывода (формационных правил) и правил преобразования

(трансформационных правил).


Первой версией лингвистической концепции

Н. Хомского была трансформационная порождающая грамматика. Она строилась

в соответствии с дедуктивно-аксиоматическими принципами развЈртывания логических

исчислений. В качестве исходных элементов постулировались категории типа

S (стартовый символ для предложения), NP (именная группа), VP (глагольная

группа) и т.д. Грамматика фразовых структур стала -- в динамическом переосмыслении

-- одним из важнейших уровней грамматической модели. В сЈ состав входят

контекстно независимые правила развЈртывания, которые могут применяться

неоднократно (рекуррентно) по отношению к исходным символам, давая в итоге

процесса работы НС-компонента терминальную цепочку (ядерное предложение).

В грамматику был введЈн трансформационный уровень, на котором совершаются

обязательные и факультативные операции преобразования (на основе достаточно

ограниченного набора трансформационных правил) над ядерными предложениями.

Понятие трансформации заимствуется у своего учителя З.З. Харриса. Это понятие

развивается дальше (теперь это уже не статическое отношение между двумя

конструкциями, а динамическое отношение исходного предложения и предложения-трансформа).

Процедуры порождения предложения имеют алгоритмический характер. Выдвигается

понятие грамматичности (отмеченности, грамматической правильности), и грамматика

определяется (в соответствии с идеями кибернетики) как автомат, порождающий

правильные предложения, как система эксплицитных порождающих правил. На

данном этапе Н. Хомский отказывается от учЈта семантического фактора. Он

объявляет лингвистику не описательной (и нормативной), а объяснительной

дисциплиной.


ОживлЈнные дискуссии вокруг первой версии

привели к появлению следующих версий. В соответствии со Стандартной теорией

("Аспекты теории синтаксиса", 1965) грамматика теперь содержит в себе ряд

компонентов: синтаксический (правила порождения фразовых структур и правила

лексикона, совместно обеспечивающие порождение глубинных структур как носителей

исходной семантически релевантной информации, и трансформационные правила,

преобразующие глубинные структуры в поверхностные), семантический и фонологический

(первый из них осуществляет семантическую интерпретацию глубинных структур,

а второй -- фонетическую интерпретацию поверхностных структур). Вскоре появляется

интерпретативная семантика (сам Н. Хомский, Дж.Дж. Катц, Дж.А. Фодор),

описывающая в рамках второй версии процесс вывода значения целого предложения

из значений составляющих его элементов с опорой на формальную глубинную

структуру.


Очередные версии хомскианской грамматики

появляются в связи с необходимостью учЈта в семантической интерпретации

предложения роли интонации, порядка слов, проблемы темы и ремы. Расширенная

стандартная теория (1972) предусматривает ограничение пределов действия

трансформаций, уточнения в правилах семантической интерпретации (обращение

не только к глубинной, но и к поверхностной структуре). Пересмотренная

расширенная стандартная теория (с 1973) строго разделяет синтаксис и семантику,

а также фонологию, стилистику, прагматику. В ней используются заимствованная

у фонологов теории маркированности, сокращено число трансформаций и инвентарь

универсалий. СоздаЈтся теория "следов" как пустых (абстрактных) категориальных

узлов в поверхностной структуре. С 1981 развивается принципиально новая

теория -- теории управления и связывания (Government and Binding Theory),

выдвигающая в качестве главного понятия управление. Синтаксис предстаЈт

теперь в виде особого модуля, т.е. рассмотривается как относительно независимый

блок в сложной кибернетической системе. Появляются частные теории связывания,

управления и пустых категорий.


Поразительными были чрезвычайная плодовитость

Н. Хомского и его интенсивные поиски более адекватных подходов к моделированию

языка, готовность к дискуссиям и постоянное совершенствование уже разработанных

теорий в свете подчас нелицеприятной критики. Он резко выступал против

господствовавших на предыдущем этапе бихевиоризма, антиментализма, таксономизма

и эмпиризма. Н. Хомский мастерски владеет логико-математическим аппаратом.

Многие его положения весьма значимы для прикладной лингвистики, для возникновения

на базе его идей математической лингвистики. Н. Хомский стимулировал резкий,

революционный поворот в американской, а затем и мировой лингвистике к динамическому

рассмотрению языка с учЈтом данных психологии (особенно когнитивной). Он

выдвинул идеи о врождЈнности языка, о различии лингвистической компетенции

и употреблении. Наличие большого числа учеников и последователей обеспечило

Н. Хомскому право считаться одним из выдающихся представителей американского

и мирового языкознания. Несомненно влияние идей Н. Хомского на выработку

более строгих методов лингвистического исследования, на зарождение и бурное

развитие синтаксической семантики как в США, так и в европейских стран,

на формирование концептуального аппарата ряда лингвистических дисциплин,

не ориентирующихся на структурализм или генеративизм.


Активная разработка на основе общей генеративистской

ориентации сугубо формальных моделей предложения продолжается и в последние

десятилетия как в русле трансформационной грамматики, так и на основе идей

ряда тругих моделей (грамматика непосредственно составляющих, грамматика

зависимостей, категориальной грамматика) либо на основе синтеза принципов

каких-либо из названных моделей (теория Х с горизонтальной чертой над ним,

генерализованная грамматика фразовых структур, лексическая функциональная

грамматика, функциональная унификационная грамматика, ориентированная на

головную вершину грамматика фразовых структур, модель разложения и перевода

PATR, генерализованная категориальная грамматика, категориальная унификационная

грамматика, противополагаемая трансформационной модели реляциональная грамматика,

продолжением которой является грамматика пары дуг, и т.д.).


Себастьяном Константиновичем Шаумяном была

создана получившая резонанс в мировой лингвистике оригинальная аппликативно-порождающая

модель, в основу которой положены идеи, выдвинутые им же ранее при разработке

двухступенчатой фонологии, а также ряд теорий математической логики (К.

Айдукевич, Х.Б. Карри). Его основные работы по аппликативной модели практически

были изъяты из наших библиотек после эмиграции автора из СССР: "Аппликативная

порождающая модель и исчисление трансформаций в русском языке" (1963),

"Структурная лингвистика" (1965), "Основания порождающей грамматики русского

языка: Введение в генотипические структуры" (1968), "Философские вопросы

теоретической лингвистики" (1971), "Аппликативная грамматика как семантическая

теория естественных языков" (1974).


Аппликация для С.К. Шаумяна есть формальная

операция связывания языковых единиц в новые, более сложные. Строится двухступенчатая

теория, различающая абстрактный генотипический уровень языка (идеальная,

универсальная система, лежащая в основе всех естественных языков) и фенотипический

уровень, репрезентирующий реализацию в конкретных языках логических конструктов

генотипического уровня. Пространственные отношения между языковыми объектами

на генотипическом уровне отрицаются, фиксация линейного порядка элементов

происходит на фенотипическом уровне. Имеются существенные отличия от грамматики

Н. Хомского: постановка перед моделью задачи порождать не поверхностные

структуры, а языковые универсалии, т.е. лингвистические объекты высокого

уровня абстракции; описание не только порождения предложения, но и процессов

словообразования. Различаются два типа правил -- фразовый генератор и генератор

частей речи. Аппликация мыслится как операция соединения оператора и операнда

в комплексную языковую единицу. На основе этой модели дано описание словообразовательной

системы русского языка (ряд работ в соавторстве с Полиной Аркадьевной Соболевой).


^ 10.2. Современные исследования

в области функциональной лингвистики


10.2.1. Лингвистическая семантика


ВсЈ более растущее внимание лингвистов

второй половины 20 в. привлекают проблемы, связанные к исследованием семантической

стороны языка. К 70-м гг. накопилась неудовлетворЈнность длительной ориентацией

исследований в русле дескриптивной лингвистики (особенно еЈ дистрибуционного

течения) и генеративной лингвистики на описание языка, игнорирующее значение.

Общим стало признание недостаточной адекватности традиционного подхода

к языковому значению, отождествляющего его с универсальными и неизменными

понятиями (при следовании принципам старой логики) или с изменчивыми представлениями

(при обращении к принципам психологии). Была осознана ограниченность семантических

представлений Г. Пауля и М. Бреаля, выделявших в качестве предмета анализа

исторические изменения значений слов. Многие лингвисты отказывались принимать

бихевиористскую трактовку значения (Л. Блумфилд) как того или иного физического

предмета или действия, локализуемого во внеязыковом ряду. Стало утверждаться

мнение, что лингвистическая семантика не сводится только к семасиологии

(лексической семантике) и что еЈ объектом должно также быть значение предложения

(и текста).


Сперва лингвистическая семантика бурно

развивалась как структурная лексикология (и структурная лексическая семантика)

благодаря интересу структуралистов (или находящихся под влиянием их идей

и методов анализа) к системным связям между лексическими единицами (и лексическими

значениями), что нашло оформление в виде сложившихся независимо друг от

друга теории лексических (семантических, лексико-семантических) полей и

метода компонентного анализа значений группы взаимосвязанных слов, восходящего

к применяемому в фонологии (а затем и морфологии) оппозиционному анализу.


Вслед за тем возникла синтаксическая семантика,

быстро занявшая в лингвистической семантике лидирующее положение. ЕЈ формирование

обеспечили следующие стимулы: а) в первую очередь выдвижение генеративной

трансформационной лингвистикой на приоритетное положение в языковой системе

предложения, трактуемого в динамическом (процессуальном) аспекте; б) сильное

влияние (частью опосредованное генеративной лингвистикой, но во многом

и прямое) со стороны новой (формальной, реляционной) логики,

особенно таких еЈ разделов, как исчисление предикатов, семантическая логика,

модальная логика и т.д.; в) успехи в области информатики, автоматического

перевода, автоматической обработки текста, искусственного интеллекта; г)

воздействие результатов исследований в лингвистике текста, функциональном

синтаксисе, философии обыденного языка, теории речевых актов, теории деятельности,

этнолингвистике, этнографии речи, конверсационном анализе, анализе дискурса,

социолингвистике, психолингвистике и т.п. (обзоры истории становления разных

направлений семантической мысли: Джон Лайонз, 1977; Лев Геннадьевич Васильев,

1983; обзор современных направлений синтаксической семантики: Валентин

Васильевич Богданов, 1996).


В русле хомскианской порождающей трансформационной

грамматики сложилась интерпретирующая семантика (Н. Хомский, Дж. Катц,

Пол Постал, Джерри А. Фодор, Рей С. Джеккендофф). В их работах даются описание

работы семантического компонента, который приписывает значения отдельным

элементам глубинной структуры и выводит на основе специальных проекционных

правил значение предложения в целом; описание значений элементарных символов

в терминах семантических признаков (атомов значения); представление предложения

как двухвершинной структуры (в соответствии с грамматикой фразовых структур);

движение от формальной структуры к семантической (в соответствии с принципами

построения логических языков -- сперва в их синтаксической части и затем

в семантической части). Такое направление операций не соответсвует реальной

последовательности этапов порождения высказывания говорящим, что и было

учтено в ряде новых синтаксико-семантических теорий..


Оппозиционными по отношению к хомскианскому

подходу явились следующие модели:



70--80-е гг. ознаменовались построением многочисленных

иных концепций синтаксической семантики, опирающихся как на одновершинные,

так и двухвершинные модели (в нашей стране И.А. Мельчук, Т.Б. Алисова,

С.Д. Кацнельсон, Ю.Д. Апресян, В.Г. Гак, Н.Д. Арутюнова, Е.В. Падучева,

И.Ф. Вардуль, Г.Г. Почепцов, И.П. Сусов, В.В. Богданов, В.Б. Касевич, В.С.

Храковский, Н.Ю. Шведова и др.). Представители Калининской / Тверской семантико-прагматической

школы, сочетая статический и динамический подходы к семантическому анализу

или проделав путь от статики к динамике, получили интересные результаты

в описании значения предложения (Л.В. Солодушникова, В.И. Сергеева (Иванова),

А.З. Фефилова, С.А. Сухих, Л.И. Кислякова, В.С. Григорьева, Н.П. Анисимова,

Г.П. Пальчун, Г.Л. Другова, В.И. Троянов, В.А. Калмыков, К.Л. Розова).


Описание семантической структуры предложения

может быть ориентировано: а) на строение типовых онтологических ситуаций,

б) на субъектно-предикатную (предикационную) структуру (Н.Д. Арутюнова,

Н.Б. Шведова) и не всегда чЈтко от неЈ отграничиваемую структуру "тема

-- рема", в) на пропозициональную (реляционную) структуру (Дж. МакКоли,

Дж. Лакофф, Ч. Филлмор, У. Чейф, Д. Нильсен, У. Кук, Ф. Блейк, С. Староста,

Дж. Андерсон, Р. Шенк, Р. Ван-Валин и У. Фоли, П. Адамец, Р. Зимек, Ю.Д.

Апресян, Е.В. Падучева, В.В. Богданов, Т.Б. Алисова, В.Б. Касевич, В.Г.

Гак); г) на синтаксическую структуру предложения (Н.Ю. Шведова, А.М. Мухин).

Наиболее разработан пропозициональный подход: спецификация семантических

актантов (глубинных падежей), разграничение пропозиции и модуса, различение

предметных и пропозициональных актантов, иерархизация актантных ролей,

описание предложенческих и непредложенческих способов вербализации пропозиции

и т.д. И. П. Сусов (1973) строит трЈхступенчатую модель (ориентированная

на онтологическую ситуацию реляционная структура -- накладывающаяся на неЈ

и отражающая строение пропозиции реляционная структура -- операции модификации,

привязывающие предложение-высказывание к речевой ситуации).


Возможности синтаксической семантики расширяются

за счЈт добавления прагматического аспекта (коммуникативная, или иллокутивная,

цель говорящего; прагматические аспекты пресуппозиции; построенная говорящим

модель адресата; использование принципа речевого сотрудничества, или кооперации

и т.п.).


10.2.2. Коммуникативно-деятельностные

теории языка


Теория речевых актов (теория речевых действий)

возникла в русле философии повседневного языка в развитие идей позднего

Людвига Витгенштейна и являющаяся произведением Джона Л. Остина (1962)

и Джона Р. СЈрла (1969, 1975 и др.). В этой теории даЈтся систематическое

представление того, что мы делаем, когда мы говорим (по Остину, how to

do things with words). Развивается эта теория сперва в философии языка

и прагматически ориентированной общей теории деятельности, а затем и в

ряде направлений лингвистики.


Теория речевых актов постулирует в качестве

основных единиц человеческой коммуникации не отдельные слова или даже предложения,

а многоплановые по своей структуре определЈнные речевые действия (локутивные

акты), выступающие в качестве носителей определЈнных коммуникативных заданий

(т.е. в функции иллокутивных актов) и направленные на достижение определЈнных

эффектов (т.е. в функции перлокутивных актов). Дж. СЈрл вводит ещЈ один

план (пропозициональные акты, подразделяющиеся на акты референции, т.е

отнесения к миру, и акты предикации, т.е. высказывания о мире). Основное

внимание уделяется структуре иллокутивных актов (т.е. речевых действий

типа утверждений, спрашивания, отдачи приказов, описаний, объяснений, извинений,

принесения благодарности, поздравления и т.д.) и их классификации. Эталоном

стала следующая классификация Дж. СЈрла: а) ассертивы (репрезентативы),

сообщающие о положении дел и предполагающие истинностную оценку; б) директивы,

побуждающие адресатов к определЈнным

действиям; в) комиссивы, сообщающие о взятых на себя говорящим обязательствах;

г) экспрессивы, выражающие определЈнную психическую позицию по отношению

к какому-либо положению дел; д) декларативы, устанавливающие новое положение

дел. Различаются прямые (первично перформативные) и непрямые (косвенные)

речевые акты. Предметом описания становятся языковые средства, служащие

выявлению иллокутивных целей и функций (глаголы, в особенности перформативные,

выражающие речевые намерения при условии их употребления в 1-м лице настоящего

времени изъявительного наклонения и т.д.; наречия, частицы, порядок слов,

интонация), а также условия коммуникации. Анализируются условия успешной

(удачной) реализации соответствующих иллокутивных актов (правила пропозиционального

содержания, подготовительные, искренности, существенные). Разрабатывается

иллокутивная логика (исчисление иллокутивных актов, предпринятое в работах

Дж. СЈрла и Дэниэла Вандервекена.


В теории речевых актов сегодня отмечается

наличие двух течений: семантически ориентированного и прагматически ориентированного.

Исследования структуры речевых актов предпринимаются и с позиций генеративной

семантики (Джерролд М. Сейдок).


Появились многочисленные модификации в

области таксономии речевых актов и в их трактовке (Д. Вундерлих, Т. Баллмер

и В. Бренненштуль, Д. Вандервекен, Дж. Версурен, Манфред Бирвиш, Жиль Фоконье,

Франсуа Реканати, Ференц Кифер, Вольфганг Мотч, Зено Вендлер, Анна Вежбицка,

Георгий Георгиевич Почепцов, В.В. Богданов, Ю.Д. Апресян). Исследутся перлокуции

(Стивен Дэвис). Появилось большое число работ, посвящЈнных описанию на

материале различных языков отдельных типов и видов речевых актов, их функционирования

в монологическом и диалогическом дискурсе, языковых и неязыковых средств

реализации иллокуций, в том числе в научной

семантико-прагматической школе И.П. Сусова (Калининский / Тверской университет:

А.А. Романов, Л.П. Рыжова, С.А. Сухих, Н.А. Комина, Р.В. Шиленко, А.С.

Недобух, А.А. Пушкин, О.И. Герасимова, И.Н. АксЈнова, Г.П. Пальчун, С.В.

Крестинский, Т.А. Жалагина, С.В. Крестинский, Ю.Н. Варзонин, О.Д. Белецкая,

Н.К. Кънева), в школе В.В. Богданова и в школе Л.П. Чахоян (Ленинградский

/ Петербургский университет), в школе Г.Г. Почепцова (Киев), в школе В.В.

Лазарева (Пятигорск).


Теория речевых актов оказала влияние на

разработку проблем коммуникативной грамматики, анализа дискурса, конверсационного

анализа (особенно его немецкой разновидности -- анализа разговора). В настоящее

время теория речевых актов включается в широко понимаемую лингвистическую

прагматику. Отмечается проникновение еЈ идей в работы по искусственному

интеллекту.


В самое последнне десятилетие широкое распространение

в мировой лингвистике получил анализ дискурса как совокупность ряда течений

в исследовании дискурса (обычно отличающихся своим динамизмом от статичной

лингвистики текста). Термин дискурс используется прежде всего в англо-американской,

а также во франкоязычной литературе. Дискурс может пониматься: а) как текст

в различных его аспектах; б) как связная речь (З.З. Харрис); в) как актуализованный

текст в отличие от текста как формальной грамматической структуры (Тойн

А. ван Дейк); г) как когерентный текст (И. Беллерт), д) как текст, сконструированный

говорящим для слушателя (Джиллиан Браун, Джордж Юл); е) как результат процесса

взаимодействия в социокультурном контексте (К.Л. Пайк); ж) как связная

последовательность речевых актов, т.е. как образование, включЈнное в коммуникативно-прагматический

контекст, в отличие от текста как последовательности предложений, отвлечЈнной

от коммуникативно-прагматического контекста (И.П. Сусов, Н.Д. Арутюнова);

з) как единство, реализующееся как в виде речи, т.е. в звуковой субстанции,

так и в виде текста, т.е в письменной форме (В.В. Богданов); и) в философии

-- как рассуждение с целью обнаружения истины (Й. Хабермас).


Анализ дискурса в начальных его вариантах

был исследованием текстов (последовательностей предложений, трансфрастических

структур) с позиций структурализма (а именно асемантического дистрибуционализма,

как у З.З. Харриса), трансформационной грамматики, теории речевых актов,

формальной логики в плане выполнения условий его правильной оформленности

(когеренция и когезия) и следования дедуктивным правилам (теория речевых

актов), т.е. анализ дискурса совпадал по существу со структуралистски ориентированными

грамматикой текста, лингвистикой текста, семантикой дискурса в первоначальном

европейском понимании (Вольфганг Дресслер, П.А.М. Сьюрен, Ольга Ивановна

Москальская, Юрий Владимирович Попов и др.).


Функционально-лингвистическое течение в

анализе дискурса сложилось под влиянием коммуникативно-прагматических моделей

языка и идей когнитивной науки. Оно обращает внимание на динамический характер

дискурса как процесса конструирования говорящим / пишущим и процессов интерпретации

слушающим / читающим (Дж. Браун и Дж. Юл, Т.А. ван Дейк). Здесь считается

необходимым учЈт при анализе прагматических факторов и контекста дискурса

(референция, пресуппозиции, импликатуры, умозаключения), контекста ситуации,

роли топика и темы, информационной структуры (данное -- новое), когезии

и когеренции, знания мира (фреймы, скрипты, сценарии, схемы, ментальные

модели). Выполнены в подобном функциональном плане работы представителей

Тверской семантико-прагматической школы В.И. Юганова, В.С. Григорьевой,

И.Н. АксЈновой, Т.А. Жалагиной, М.Л. Макарова, А.А. Пушкина, Ю.Н. Варзонина,

А.А. БогатырЈва, Н.А.Коминой, С.А. Аристова, а также докторские диссертации

А.А. Романова, С.А. Сухих, М.Л. Макарова, Л.Г. Васильева.


Этнографическое течение в анализе дискурса

(стимулировали его появление Э. Гоффман как автор социологической теории

взаимодействия, а также Ф. Эриксон, Дж. Шулц, А. Сикурел, Дж. Гамперц,

Дж. Кук) выросло из этнографии речи и имеет целью исследовать правила конверсационных

умозаключений (conversational inferences),

которые представляют собой контекстно связанные процессы интерпретации,

протекающие на основе правил контекстуализации. Контекст понимается не

как уже данное, а как создаваемое участниками в ходе их вербальной интеракции,

как множество процедур, предполагающих использование контекстуализационных

намЈков как указаний на фоновое знание. Различаются намЈки просодического,

проксемического, кинесического рода, указание на возможность их реализации

при выборе определЈнного слова, выражения. кода или диалекта. Уделяется

внимание мене кода в общении с разными участниками речевого события (мена

громкости голоса в общении "врач -- пациент" и "врач -- присутствующие рядом

его коллеги"). Учитывается способ организации фонового знания во взаимосвязанных

рамках, ограничивающих интерпретацию контекстуализационных указаний, значение

которых вытекает из взаимодействия с другими намЈками на ту же или другие

рамки. Мена ролей говорящего представляет собой один из примеров рамки

(уменьшение громкости голоса или изменение положения тела говорящего по

отношению к другим участникам как указание на передачу права речи). Взаимодействие

намЈков может создавать избыточность, обеспечивающую надЈжность интерпретации

в случае неулавливания всех намЈков. ПризнаЈтся возможной опасность непонимания

в межкультурной коммуникации в связи с социокультурной обусловленностью

рамок.


Исследуются стратегии дискурса (особенно

в связи с правилами передачи роли говорящего, построением связанных пар

как последовательностей взаимно соотнесЈнных речевых ходов, выбором определЈнных

языковых и неязыковых средств). Анализом дискурса (и конверсационным анализом)

заимствуется из социологической теории Э. Гоффмана понятие обмен / взаимообмен

(exchange / interchange) для речевого "раунда" с двумя активными участниками,

каждый из которых совершает ход (понятие из теории игр), т.е. производит

выбор какого-либо действия из множества альтернативных действий, влекущий

за собой благоприятные или неблагоприятные для участников ситуации взаимодействия

последствия. Ход несоотносим с каким-либо речевым актом или речевым вкладом

(при возможности их совпадения). ПодчЈркивается направленность коммуникативных

действий участников взаимодействия на "инсценировку" и поддержание своего

имиджа. Различаются ритуальные ограничения,

предопределяющие необходимый для целей создания имиджа поддерживающий или

корректирующий взаимообмен ходами.


С 70-х гг. анализ дискурса становится междисциплинарной

областью исследований, использующей достижения антропологии, этнографии

речи, социолингвистики, психолингвистики, когнитивной науки, искусственного

интеллекта, лингвистической философии (теории речевых актов), социологии

языка и конверсационного анализа, риторики и стилистики, лингвистики текста.

Аналогичное движение наблюдается и в европейской науке: от формальной лингвистики

текста через семантику текста и прагматику текста к теории текста (текстоведению,

текстологии; Зигфрид Й. Шмидт).


Конверсационный анализ (conversational

analysis) как широкое течение возникает в 70-х гг. в русле этнометодологии

(выдвинутой в 1967 социологом Х. Гарфинкелом теории способов и приЈмов

организации членами социокультурной общности своей повседневной деятельности)

и направлено на эмпирический анализ разговоров (Х. Закс, Э. Щеглов, Г.

Джефферсон, Ч. Гудвин).


На начальном этапе здесь в конверсационном

анализе исследовались процессы практического умозаключения (inference)

и приЈмов, посредством которых участники речевого взаимодействия (например,

при повествовании историй или при шутках) осуществляют внутреннее структурирование

социальных событий и "устанавливают порядок" ведения разговора, указывая

попеременно друг другу на предстоящие речевые ходы.


На следующем этапе учЈные обратились к

исследованию упорядоченности социальных событий, воздействующих повторяющимися

в них образцами и своими структурными свойствами на организацию разговоров.

В качестве наиболее сильного и эффективного средства организации разговора

стал рассматриваться переход (turn) от одной смены коммуникативных ролей

к другой (turn taking), характеризующей границы отдельного речевого вклада

(move, хода) каждого и затрагивающего интересы всех сторон. Коммуникативные

ходы квалифицируются как средства манифестации говорящими своего понимания

направления, в котором развиваются совершаемые действия (т.е. их интерпретации

предшествующего хода, соответствующих ожиданий партнЈров и своих собственных

ожиданий в отношении следующего хода). Границы речевых ходов (как и в анализе

дискурса) устанавливаются на основе: а) формальных критериев (паузы, синтаксические

конструкции, сигнализирующие возможность очередной мены ролей); б) функциональных

критериев (совершение по крайней мере одного коммуникативного хода).


Речевой вклад понимается как результат

процесса, длина и структура определяются ходом речевого взаимодействия

(интеракции). Идеальный речевой ход обладает триадической структурой --

в первой части указывается на отношение к предшествующему ходу; в третьей

части устанавливается отношение к следующему ходу; ради промежуточной части

совершается речевой ход. Устанавливается зависимость особенностей речевых

ходов от этнокультурных и возрастных факторов, типа дискурса. В исследованиях

используются стохастические модели (симулирование статистически частых

образцов мены ролей), вероятностные модели (акустические свойства речевых

вкладов, следующих друг за другом или производимых одновременно, и паузы),

наблюдения над использованием дискретных вербальных и невербальных сигналов

в целях управления поведением друг друга (в частности исследования А.С.

Недобуха, А.А. Романова, С.В. Кресинского, С.А. Аристова). Мена коммуникативных

ролей трактуется как система взаимодействия, гарантирующая беспрерывное

протекание разговора, обеспечение как говорящим, так и слушателями условий

и соответствующих сигналов (неязыковых или языковых) передачи кому-то из

участников права на очередной речевой вклад. Разрабатываются теории последовательности

речевых ходов, теории маркированности -- немаркированности оптимального

хода и теории преимущественного права на определЈнный речевой ход. Исследования

(в частности Н. А. Коминой, О.Д. Белецкой, С.А. Аристова) отмечают правила

сочетаемости и взаимной обусловленности речевых ходов в рамках парных последовательностей

(нормативные сочетания и отклонения от нормы).


Конверсационный анализ существенно отличается

от лингвистики текста и от теории речевых актов в характеристике разговоров

как результатов конкретных актов деятельности, во внимании к организованной

последовательности речевых ходов и мене коммуникативных ролей, к обоснованию

выбора говорящим языковых и неязыковых средств с учЈтом существующих у

реципиента предварительных знаний и ожиданий, к возможным нарушениям в

смене коммуникативных ролей и их характеру.


Анализ разговора (Gespraechsanalyse) является

немецким вариантом конверсационного анализа, в котором наблюдается сближение

с теорией речевых актов (Г. Унгехойер, Д. Вегенер, Х. Рамге, Й. Диттман,

Х. Хенне и Х. Ребок, А. Буркхардт). Особое внимание уделяется конверсационным

словам (Gesprдchswцrter), включающим в себя сигналы членения, сигналы обратной

связи и междометия (в англо-американской

традиции маркеры дискурса).


Прагмалингвистика (лингвистическая прагматика)

выделяется как область лингвистических исследований, имеющих своим объектом

отношение между языковыми единицами и условиями их употребления в определЈнном

коммуникативно-прагматическом пространстве, в котором взаимодействуют говорящий/пишущий

и слушающий/читающий и для характеристики которого важны конкретные указания

на место и время их речевого взаимодействия, связанные с актом общения

цели и ожидания.


Прагмалингвистика ввела в описание языка

акциональный (деятельностный) аспект. Появляется понятие прагматики в пионерских

работах по семиотике, ставивших целью изучение структуры знаковой ситуации

(семиозиса) в динамическом, процессуальном аспекте, включая и участников

этой ситуации (Чарлз Сандерс Пирс, 1839--1914; Чарлз Уильям Моррис, р. 1901).

Ч.У. Моррис (1938) провЈл различение трЈх разделов семиотики -- синтактики

(или синтаксиса), имеющей дело с отношениями между знаками, семантики,

изучающей отношения между знаком и десигнатом, и прагматики, направленной

на исследование отношений между знаком и его интерпретатором. В развитии

идей формальной прагматики большой вклад сделан Рудольфом Карнапом. Лингвистическая

прагматика на начальном этапе обратилась к описанию дейксиса (шифтерные

категории Р.О. Якобсона). Лингвистическая прагматика тесно связана с социолингвистикой

и психолингвистикой (особенно в американской науке, где прагматика часто

растворяется в них), с философией естественного языка, теорией речевых

актов, функциональным синтаксисом, лингвистикой текста, анализом дискурса,

теорией текста (отождествление прагматики и теории текста наблюдается в

работах Зигфрида Й. Шмидта), конверсационным анализом, этнографией речи,

а в последнее время с когнитивной наукой, с исследованиями в области искусственного

интеллекта, общей теорией деятельности, теорией коммуникации. В лингвистическую

прагматику при широком еЈ понимании включаются проблемы дейксиса, конверсационных

импликатур, пресуппозиций, речевых актов, конверсационных структур (Стефен

Левинсон, 1983).


В прагматике имеются два течения: а) ориентированное

на систематическое исслеование прагматического потенциала языковых единиц

(текстов, предложений, слов, а также явлений фонетико-фонологической сферы)

и б) направленное на изучение взаимодействия коммуникантов в процессе языкового

общения и строящее по преимуществу коммуникатороцентрические (автороцентрические)

коммуникативные модели.


Усилия представителей первого течения направлены

на решение вопроса об установлении границ между семантикой и прагматикой,

в равной степени имеющими дело с языковыми значениями (Ханс-Хайнрих Либ,

Роланд Познер, Дж. Р. СЈрл, Петр Сгалл, Н.П. Анисимова). Имеются попытки

отнести к ведению семантики независимые от контекста значения

языковых единиц (и независимую от контекста сторону условия истинности

пропозиций/высказываний), а к ведению прагматики -- речевые функции языковых

высказываний и ситуационно обусловленную сторону выраженных в них пропозиций.

Ведутся споры об отношении семантических и прагматических моментов при

трактовке значения дейктических знаков (указывающих на взаимное положение

коммуникантов в системе координат "Я -- Сейчас -- Здесь"), проблем топикализации

(помещение составляющей, не несущей функции субъекта, в

начало высказывания), пресуппозиций (само собой разумеющиеся и не нуждающиеся

в выражении предпосылки данных высказываний) и т.д. Здесь имеет место автороцентрический

подход к анализу высказывания. В нем могут выделяться прагматическая рамка

и пропозициональная часть.


Второе течение лингвистической прагматики

в начале 70-х гг. смыкается с теорией речевых актов. РастЈт интерес к эмпирическим

исследованиям в области конверсационного анализа, к конверсационным максимам

Пола Г. Грайса. Делаются новые попытки исследовать взаимоотношение семантики

и прагматики (на материале дейксиса, пресуппозиций и т.п.). Особое внимание

уделяется правилам и конвенциям языкового общения, организующим чередование

речевых ходов коммуникантов, структурирование и упорядочение в смысловом

и формальном аспектах линейно развЈртывающегося дискурса, диктующим отбор

языковых средств и построения высказываний (в соответствии с требованиями

количества, качества и релевантности передаваемой информации, подходящего

способа еЈ передачи, соблюдения вежливости к собеседнику, допущения в определЈнных

случаях иронии, учЈта статусных ролей коммуникантов, предвидения имеющихся

у собеседника знаний и его информационных потребностей).


Исследования в области лингвистической

прагматики имеют интернациональный характер и отличаются исключительной

многоаспектностью (П. Вацлавик, Дж.Х. Бивен, Д.Д. Джексон, Х.П. Грайс,

Д. Хаймз, Р.Ч. Столнейкер, Д. Вундерлих, Й. Ребайн, Дж. Версурен, Д. Вандервекен,

Т.А. ван Дейк, С. Левинсон, Дж. Лич, Я. Мей, И.П. Сусов, В.В. Богданов,

Л.П. Чахоян, Г.Г. Почепцов, Г.Г. Почепцов мл., О.Г. Почепцов, В.В. Лазарев,

Ю.С. Степанов, Т.В. Булыгина, Н.Д. Арутюнова, Е.В. Падучева, А.Е. Кибрик,

И.М. Кобозева, В.З. Демьянков, А.А. Романов, С.А. Сухих, М.Л. Макаров,

Л.Г. Васильев, В.И. Иванова, В.И. Заботкина и др.). Существует Международная

прагматическая ассоциация, регулярно проводящая свои конгрессы. Издаются

журналы "Pragmatics" и "Journal of pragmatics".


formirovanie-i-boevoj-put-56-gvardejskoj-smolenskoj-krasnoznamennoj-strelkovoj-divizii.html
formirovanie-i-funkcionirovanie-organov-samoupravleniya-v-sovremennoj-rossii-stranica-6.html
formirovanie-i-kalkulirovanie-sebestoimosti-gotovoj-produkcii-rabot-uslug.html
formirovanie-i-razvitie-filosofii-religii-v-russkoj-religioznoj-filosofii.html
formirovanie-i-razvitie-kollektiva-ego-vidi.html
formirovanie-i-razvitie-motivacii-ucheniya-mladshih-shkolnikov-slushatel.html
  • znaniya.largereferat.info/programma-predusmatrivaet-ispolzovanie-mezhdunarodnoj-sistemi-edinic-si-programma-predpolagaet-prepodavanie-predmeta-po-uchebniku-dlya-obsheobrazovatelnih-uchrezhdenij-a-stranica-5.html
  • reading.largereferat.info/metodicheskie-materiali-k-izucheniyu-predmeta-spec-kurs-po-ssha.html
  • literatura.largereferat.info/sabati-tr-zhaa-saba-pnarali-bajlanis-oris-tl-oldanilatin-dster-bayandau-sra-zhauap.html
  • school.largereferat.info/9obespechenie-sootvetstviya-nacionalnoj-sistemi-protivodejstviya-legalizacii-prestupnih-dohodov-i-finansirovaniyu-terrorizma-mezhdunarodnim-standartam.html
  • desk.largereferat.info/opdr01-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-po-specialnosti-napravleniyu-.html
  • abstract.largereferat.info/14-istochnik-finansirovaniya-tehnicheskoe-zadanie-na-vipolnenie-raboti.html
  • institut.largereferat.info/tema-2-pravovaya-reglamentaciya-zashitnih-funkcij-buhgalterskogo-ucheta-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline.html
  • ucheba.largereferat.info/programma-kursa-kurs-vvedenie-v-istoriyu-mirovih-civilizacij-obyazatelnij-lekcionnij.html
  • college.largereferat.info/11-harakternie-cherti-sovremennogo-mezhdunarodnogo-ekonomicheskogo-pravoporyadka-tendencii-ego-razvitiya.html
  • upbringing.largereferat.info/konkursnaya-dokumentaciya-otkritogo-konkursa-permskaya-mebel.html
  • otsenki.largereferat.info/specifka-mitnogo-regulyuvannya-operacj-z-davalnickoyu-sirovinoyu.html
  • knowledge.largereferat.info/metodicheskie-ukazaniya-k-laboratornim-rabotam-dlya-studentov-vtorogo-kursa-specialnosti-101600-tambov-2003.html
  • otsenki.largereferat.info/sokrasheniya-ispolzuemie-v-uchebnom-plane-programma-razvitiya-gimnazii-na-2012-2016-godi.html
  • credit.largereferat.info/otkritoe-informacionnoe-prostranstvo-sovremennoj-shkoli.html
  • kolledzh.largereferat.info/aviapromishlennost-1932-goda-stranica-57.html
  • books.largereferat.info/doklad-o-rezultatah-i-osnovnih-napravleniyah-deyatelnosti-upravleniya-zanyatosti-naseleniya-tambovskoj-oblasti-na-2011-otchetnij-god-i-planovij-period-na-2012-2014-god.html
  • grade.largereferat.info/novosti-pensionnoj-otrasli-centralnie-smi-monitoring-smi-rf-po-pensionnoj-tematike-6-iyulya-2012-goda.html
  • universitet.largereferat.info/teoreticheskie-osnovaniya-podhod-demo-metod-arhitekturnogo-opisaniya-organizacij.html
  • teacher.largereferat.info/forma-pravleniya-respubliki-kazahstan-konstitucionnaya-model-i-praktika-gosudarstvennogo-upravleniya.html
  • uchenik.largereferat.info/boga-v-filosofii-mir-estetiki-chelovek-lichnost-svoboda-i-otvetstvennost-globalnie-krizisi-i-problemi-sudbi-civilizacii-stranica-11.html
  • doklad.largereferat.info/ukazatel-statej-opublikovannih-v-zhurnale-v-2006-godu.html
  • zanyatie.largereferat.info/poseshenie-yaroslavlya-monarhami-i-chlenami-monarhicheskih-domov.html
  • znanie.largereferat.info/82-poskomarovo-zakon-sankt-peterburga.html
  • teacher.largereferat.info/esli-smerti-to-mgnovennoj-esli-rani-nebolshoj-pamyat-proshlogo-stuchitsya-v-segodnya-vse-delo-v-pamyati.html
  • shpora.largereferat.info/zadaniya-dlya-olimpiadi-po-literature-5-klass.html
  • uchitel.largereferat.info/rabochaya-programma-po-ortopedicheskoj-stomatologii-na-201011-uchebnij-god.html
  • knigi.largereferat.info/rim-bilalovich-ahmedov-odolentrava-stranica-11.html
  • letter.largereferat.info/n-a-semenova-prikaz-47-a-ot-08-2013.html
  • lesson.largereferat.info/strana-gardarika-legendi-svyazannie-s-osnovaniem-moskvi.html
  • znaniya.largereferat.info/rabochaya-uchebnaya-programma-po-discipline-investicii-dlya-studentov-obuchayushihsya-po-specialnosti-080105-65-finansi-i-kredit.html
  • writing.largereferat.info/5-chernobil-mesyac-posle-avarii-pravda.html
  • laboratornaya.largereferat.info/rabochaya-programma-po-discipline-administrativnoe-pravo.html
  • letter.largereferat.info/na-konferencii-predpolagaetsya-obsudit-voprosi-regionalnie-i-mezhotraslevie-rezervi-povisheniya-effektivnosti-otraslej-promishlennosti.html
  • paragraf.largereferat.info/zadachi-i-metodi-sinteza-linejnih-su-linejnie-diskretnie-modeli-su-osnovnie-ponyatiya-ob-impulsnih-su-klassifikaciya-diskretnih-su.html
  • kontrolnaya.largereferat.info/rabochaya-programma-po-discipline-finansi-denezhnoe-obrashenie-i-kredit.html
  • © LargeReferat.info
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.